gladkeeh (gladkeeh) wrote,
gladkeeh
gladkeeh

Category:

«Вий 3D»

Viy 3D. Россия – Украина – Чехия – Великобритания – Германия, 2014. По мотивам повести Н. В. Гоголя. Авторы сценария – Александр Карпов, Олег Степченко. Режиссер – Олег Степченко. Операторы – Владимир Смутны, Ярослав Пилунский. Композитор – Антон Гарсиа. Художник – Артур Мирзоян. Художник по костюмам – Ярмила Конечна. Постановка трюков и боевых сцен – Иржи Куба. В ролях: Джейсон Флеминг (Джонатан Грин), Ольга Зайцева (панночка), Алексей Петрухин (Хома Брут), Юрий Цурило (сотник), Андрей Смоляков (отец Паисий), Алексей Чадов (Петрусь), Агния Дитковските (Настуся), Валерий Золотухин (Явтух), Нина Русланова (жена Явтуха), Анатолий Гущин (Тиберий Горобец), Александр Карпов (Панас), Виктор Бычков (кузнец), Эмма Черна (бабка Ганна), Чарлз Дэнс (лорд Дадли), Анна Чурина (мисс Дадли), Эрлин Бентли и другие. 145 мин.

Для зрителей моего поколения мосфильмовский «Вий» 1967 года – событие и переживание, не сопоставимое ни с чем. Фильм Георгия Кропачева и Константина Ершова, снятый под художественным руководством Александра Птушко, законно считается единственным советским фильмом ужасов. Я до сих пор уверен, что ни один западный «Дракула» или «Франкенштейн» не вызывал такой жути в кинозале, какую испытывали мы, когда прозрачная слеза, стекавшая на щеке мертвой панночки, превращалась в красную каплю крови. А когда прекрасная панночка – Наталья Варлей поднималась в гробу и взмывала под своды церкви, мы, школьная детвора, буквально осыпались со своих рядов, пытаясь спрятаться под раскладными сиденьями кинотеатра. Кадр с летающей Варлей с обложки «Советского экрана» и поныне украшает одну из полок моей библиотеки.

Прошло почти полвека, фильм ужасов вполне обжился на российских экранах, технологии прогрессировали невероятно, появилось 3D, изощрилось и искусство манипулирования эмоциями, а старые сюжеты один за другим были призваны к интеллектуальному и ироничному переосмыслению. Короче, постсоветское кино созрело для нового «Вия», а для пущей убедительности и размаха проект стал международным. Украину XVIII века сняли на студии «Баррандов» (говорят, что использовали часть реквизита фильма «Ван Хельсинг»), построили целый козацкий хутор, мельницу, майдан, церковь и корчму, часть событий развернулась в интерьерах замка Сирхов. В фильме участвовали чешские операторы, художник по костюмам Ярмила Конечна, поставщик трюков и боевых сцен Иржи Куба; стереографию делали немцы; на немецкой фирме изготовлена карета главного героя; музыку написал испанец Антон Гарсиа. Несколько ролей играют англичане Джейсон Флеминг («Большой куш», «Карты, деньги, два ствола», «Загадочная история Бенджамина Баттона», «Социальная сеть»), Чарлз Дэнс («Игра престолов») и Эрлин Бентли («Полицейская академия», «Бэтмен: Начало»).

Действие нового «Вия» происходит через год после того как случились события, описанные в повести Гоголя и знакомые нам по прежней экранизации. Английский географ и картограф Джонатан Грин (Джейсон Флеминг) в экстравагантной карете путешествует по Восточной Европе и попадает на малоросский хутор, где всё еще гудит от разговоров о судьбе злополучного Хомы Брута, а юная ведьма – дочка козацкого сотника так и лежит в деревянной церкви на вершине утеса без отпевания и погребения… но хода туда нет никому, потому как место проклятое и местный священник грозит отлучением любому, кто только подумает туда отправиться.

У главного героя, кстати, имеется исторический прототип, правда, француз и жил он веком раньше – Гийом Левассёр де Боплан (1595–1685), инженер и военный картограф, автор «Описания окраин королевства Польши, простирающихся от пределов Московии вплоть до границ Трансильвании», каковое впоследствии называлось просто «Описание Украины». Но англичанин лучше вписался в сюжет, не только из продюсерских соображений, но и потому что он более продвинутый рационалист и ему волей-неволей суждено выступить детективом, который разгадает загадку: что же на самом деле произошло в этом месте год назад? Не сразу, но Джонатан Грин развеет наведенный мистический туман и откроет правду, мрачную, но вполне объяснимую посюсторонними мотивами – властолюбием, жадностью и похотью. А как легче всего скрыть преступные дела? Запугать суеверных хуторян страшилками, да для пущего единения «повязать кровью» ведьмы (звучат буквально эти слова – это, конечно, не из Гоголя, а из Достоевского, но мысль все равно рабочая).

Гоголевский сюжет, таким образом, вложен внутрь нового сюжета, «с последующим разоблачением». Мистика оборачивается детективом и получается сложносочиненная история с множеством действующих лиц, у каждого из которых свое место в прошлом и настоящем. Фильм начинен хрестоматийными цитатами из «Ревизора», «Мертвых душ» и других текстов Гоголя (и не только Гоголя) и разного рода современными аллюзиями. Кто главный источник зла на майдане, по соображениям сценаристов, – это любопытная тема, но я ее обсуждать не буду, чтобы не спойлерить развязку. Мне все-таки интереснее поговорить об «ужасах».

История про незадачливого бурсака Хому Брута, панночку-ведьму и Вия представлена как наиправдивейшая быль, которую иностранному умнику рассказывают бравые и тертые козаки, сами видавшие всё «одним глазком», ныне сидя в корчме и щедро подливая самогона себе и гостю. Естественно, застольный разгул и вдохновенный полет пьяного воображения переходят в пиршество 3D. Как ни крути, это все-таки главный эпизод. Всё заново сочиненное – своеобразная оправа или, если угодно, приправа, а здесь – сам алмаз, само блюдо, гоголевский миф, с которым никакая фантазия не может равняться.

Панночка – Ольга Зайцева по типажу и гриму выступает как «преемница» Натальи Варлей – своего рода реверанс старому фильму. В остальном всё круче, стремительней и навороченнее. Церковь зарастает черте чем, пока дубовый гроб со всей мощью IMAX 3D обрушивается на невидимую стену, созданную меловым кругом. Но и Хома Брут брутальнее – несмотря на страх, его неумолимо тянет выйти из круга к мертвой девушке, смотреть на нее, трогать ее (откровенно показать вожделение, да еще и к покойнице, советское кино, конечно, не могло); поняв, что ничего приятного ему не светит, Хома заколачивает гроб, а потом пытается размолотить его в щепки топором. В общем он довольно стойко держится и перед нашествием всякой нежити, пока… разумеется, пока панночка не призывает Вия.

Ох, тут главное разочарование. Кто такой Вий? Не то чтобы это Само Зло, это скорее вспомогательное орудие Зла. Вий – шаман мира мертвых. Как живым людям необходим шаман или медиум, чтобы обнаружить мертвого среди живых, так и мертвые не видят живого, пока не позовут специалиста с особым зрением. Для этого ему «поднимают веки». Чтобы Вий был по-настоящему жутким, он должен быть архаичным и природным (говоря по-ученому, хтоническим). А в фильме он высокотехнологичный – огромная голова с круглыми фарами-глазами, внутри которых множество плоских зрачков. Сразу понимаешь: новодел.

Бесовская вакханалия в церкви, со смаком описанная козаком в корчме, без паузы переходит в белую горячку Джонатана Грина, которому кажется, что все его собутыльники за столом превращаются в монстров, а галушки – в выпрыгивающих из экрана злобных трехмерных головастиков. Просвещенный англичанин едва успевает очертить вокруг себя меловый кружок.

На всех уровнях сюжета чертовщина оказывается инструментом запугивания, скрывающим истинное зло, разъевшее человеческие души. Идея сама по себе неплоха. Что же до ее реализации – новый «Вий», как всё кино, снимаемое в 3D, ориентирован на эффектный технологический аттракцион. А в этом отношении все навороченные фэнтезийные кошмары проигрывают простому трюку – когда с экрана на вас летит топор лезвием вперед, вы хоть и помните, что сидите в кино, но рефлекторно дергаетесь, чтобы увернуться. Вот для взгляда Вия такого «неотразимого» воплощения пока не нашлось.

http://okino.ru/news/details/6575
Tags: кино, кино и литература, российское кино, фильм ужасов, фэнтези
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments